Высший замысел или моделезависимый реализм Стивена Хокинга

// Апрель 18th, 2012 // Мысли

Иногда я беру чашку чая, выхожу на балкон и думаю… Думаю неосознанно, а просто множества мыслей крутятся у меня в подсознании. События сегодняшнего дня, и прошлого, просмотренные фильмы, разговоры, прочитанные книги…

 

На выходных случайно зайдя в магазин я увидел книгу Стивена Хокинга «Высший замысел». Безусловно она привлекла меня именем автора, ну и красивой абстрактной картинкой на обложке. Стивен Хокинг — учёный, физик-теоретик с мировым именем. Уже долгие годы парализован, из всего тела у него работает только одна лицевая мышца, и он написал книгу. Даже на знаю как. Ну да ладно, биографию его вы и так сможете прочитать если захотите.

В книге автор рассказывает нам о своей теории моделезависимого реализма. Коротко её можно обрисовать так. Реальности не существует. По той причине, что нельзя её полностью почувствовать. Человеческий мозг строит эмпирическую модель реальности, основанной на своих чувствах (зрение, обоняние и т.д.) и приспособлениях, конвертирующих неосязаемые воздействия (радиоволны) в осязаемые (звук). Так строится наша модель реальности.

Теория моделезависимого реализма проиллюстрирована на примере опыта с двумя щелями, аналогичный опыту Юнга, но с бакиболами (молекулы, похожие на микроскопические футбольные мячи, состоящие из атомов углерода). В эксперименте бакиболы пролетают сквозь две щели, а за ними стоит перегородка, на которой проявляется интерференционная картина. Самое интересное, что когда открывается вторая щель, то на определённых участках количество молекул увеличивается, а на некоторых уменьшается. Фактически были точки, куда бакиболы вообще не попадали, когда были открыты обе щели, но они попадали туда, если открытой оставалась лишь одна из них. Причиной этому была интерференция потока молекул. Участки, куда молекулы не попадали, соответствуют областям, в которых волны, исходящие из двух щелей, приходили в противофазе и создавали деструктивную интерференцию; участки же, куда попадало много молекул, соответствовали областям, которых волны достигали в одинаковой фазе и создавали конструктивную интерференцию.

Согласно квантовой физике, независимо от того, сколько информации мы получаем или сколь велики наши вычислительные способности, результаты физических процессов не могут быть предсказаны однозначно, потому что они не имеют однозначной определённости. Наоборот, учитывая данное начальное состояние системы, Природа определяет своё будущее состояние посредством процесса, который существенно неоднозначен. Иными словами, Природа не диктует результат какого-либо процесса или эксперимента даже в простейших ситуациях. Скорее, она предоставляет много различных возможностей, каждая из которых может реализоваться с той или иной степенью вероятности.

Согласно Ньютоновской физике (и согласно тому, как выглядел бы эксперимент, выполненный с футбольными мячами вместо молекул), каждая частица следует от источника к экрану по единственному, строго определённому маршруту. Эта картина лишена «объезда», при котором частица на пути к цели могла бы посетить окрестности каждой из целей. Согласно же квантовой модели, частица считается не имеющей определённого положения в течении времени, пока она находится между начальной и кончной точками. Фейнман понял, что не нужно интерпретировать это так, будто частицы не имеют маршрута при своём перемещении от источника до экрана. Напротив, это может означать, что частицы следуют по всем возможным траекториям, соединяющим эти точки. Состояние обеих щелеё имеет значение, потому, что частицы летят не по единственной определённой траектории, а по всем возможным траекториям и делают это одновременно. Фейнман сформулировал математическое выражение (фейнмановскую сумму по историям), отражающее эту идею и воспроизводящее все законы квантовой механики.

Применительно к двухщелевому эксперименту идеи Фейнмана означают, что частицы движутся по траекториям, проходящим только через левую щель, или только через правую; что частицы пролетевшие сквозь левую щель, возвращаются туда через правую, а потом снова пролетают через левую; что по пути домой они посещают ресторан, где подают замечательный шашлык с пивом, а потом делают несколько оборотов вокруг Марса; что все траектории частиц могут даже пролегать туда и обратно через всю Вселенную. По мнению Фейнмана, это объясняет, как частица получает информацию о том, которая из щелей открыта, — если щель открыта, частица проходит через неё.

Но это не всё. Дальше на страницах книги Хокинг говорит о том, что наблюдение влияет на сам эксперимент. Если направить свет на щели так, чтобы мы знали промежуточную точку, точку С — через которую прошла частица (информация «который путь»), то интерференционная картина на экране изменится. Поскольку Фейнман объяснил интерференционную картину тем, что траектории, проходящие через одну щель накладываются на траектории, проходящие, через другую щель, то если вы включите свет, чтобы определить, через какую щель проходят частицы, тем самым лишая их другой возможности, вы получите исчезновение интерференционной картины. И действительно, когда проводили эксперимент, включение света изменяло результаты. Т.е. результат зависиот от наблюдения.

Уилер лаже рассмотрел космическую версию этого эксперимента, в которой частицами являются фотоны, испускаемые мощными квазарами, находящимися на расстоянии в миллиарды световых лет. Такой свет мог бы разделиться на две траектории и снова сфокусироваться в нвправленной к Земле так называемым гравитационным линзированием с помощью промежуточной галактики. Хотя подобный эксперимент находится за пределами возможностей нынешних технологий, если бы мы смогли собрать достаточно фотонов от такого света, они должны были бы сложиться в интерференционный узор. Однако если мы установим измеряющее устройство для получения информации «который путь» неподалеку от экрана, интерференционная картина не возникнет. Выбор — двигаться по одной или двум траекториям — в этом случае был бы сделан миллиарды лет назад, ещё до того как образовалась Земля, а возможно, даже и само Солнце. И все же наши наблюдения в лаборатории окажут влияние на этот выбор.

Квантовая физика говорит нам, что независимо от того, насколько полно наше наблюдение за настоящим, ненаблюдаемое прошлое,  как и будущее, выглядит неопределённо и существует только как спектр возможностей. Согласно квантовой физике, Вселенная не имеет единственного прошлого, или единственной истории.

В моделезависимом реализме мы как раз таки осуществляем наблюдение, и строя модель влияем на «реальность». Проведём параллель с психологией.  Так например, реализма (реалистического мировоззрения) с точки зрения квантовой механики вообще не может существовать, человек воспринимает не реальность, а модель реальности, соответственно понятие реализма — это абсурд. Оптимизм есть не что иное, как моделезависимый реализм с положительным подкреплением, а пессимизм — соответственно с отрицательным.

Один мой хороший друг, очень увлекается восточной культурой и тем, что называется трансерфинг реальности. Есть много вариаций этой теории, но основная идея в ней как раз моделезависимые реализм с положительным подкреплением. Воспринимая (интерпретируя) реальность так как мы того хотим, мы меняем её. Меняем не только в своей системе координат (модель в мозгу), а меняем её «реально». Мой друг склонен к оптимизму, и раньше я считал его необоснованным, т.к. он не имеет под собой «реальных» причин. Даже в неприятных ситуациях он не терял самообладания и искренне радовался жизни. Теперь, после прочтения книги Хокинга, я стал понимать его чуть-чуть лучше…

Ссылки

Книга «Высший замысел» Стивена Хокинга
Книга «Трансерфинг реальности» Вадима Зеланда
Сайт по трансерфингу реальности
Сайт «Управление собственной реальностью»

Share

Спасибо!


Если вам помогла статья, или вы хотите поддержать мои исследования и блог - вот лучший способ сделать это:


One Response to “Высший замысел или моделезависимый реализм Стивена Хокинга”

  1. Да, трансерфинг работает, как это и не удивительно. Мир и природные законы не меняется, меняется только наше представление о нём, изменяются знания о нём.

Комментировать